2 июля 2022

Повседневность послевоенного Львова

Related

Современный львовский поэт и ученый – Назар Федорак

Назар Федорак – украинский поэт, переводчик, литературовед, исследователь древней...

Деятельность Школьного львовского театра УКУ «На Симоновых столбах»

Школьный Театр УКУ "На Симоновых столбах" – это единственный...

«Батькивская Хата. Homestead» на Львовщине – проект об украинской культуре

«Батькивская Хата. Homestead» – это украино-американский проект, призванный донести...

Share

После того, как в июле 1944 г. Львов снова оказался под контролем советских войск, город стал снова переходить к мирной жизни. Во Львов начали приезжать члены правительства и обычные рабочие из других регионов Украины и целого СССР. Пришлось решать жилищный вопрос, побороть преступность, постепенно улучшать бытовые условия населения. Далее на ilvivyanyn.

Жилищный вопрос

После 1944 г. население Львова начало расти за счет приезжих лиц. Изменился его национальный состав. В 1939 г. во Львове доминировали поляки. С возвращением советской власти картина существенно не изменилась – более 66% населения составляли поляки, возросла доля россиян – более 5,5%. А вот еврейское население после ужасного Холокоста уменьшилось до 1,1%. 

Прибывшие работники и служащие нуждались в новом жилье. В 1948 г. в городе было более 9500 жилых домов, в которых проживало более 236000 человек.

В годы Второй мировой войны в городе было разрушено и повреждено более 2100 жилых домов (почти 15%), что было не так много по сравнению с другими украинскими городами, многие из которых были разрушены до основания. В сентябре 1944 г. при городском совете было создано Управление городского архитектора для контроля строительства. В городе было четыре района – Красноармейский, Железнодорожный, Сталинский и Шевченковский. 

Проводились ремонтные работы как внутри зданий, так и снаружи. Началась регистрация приусадебных участков. Власти столкнулись с тем, что население прибегало к разборке поврежденных зданий – разбирали крыши, лестницы, кафельные печи и прочее. Привычным явлением был самозахват квартир. Основанием для правомерного пребывания в доме стал ордер на жилье. Лучшие квартиры получали чиновники, представители партийного аппарата, высокие офицерские чины, ученые, работники органов госбезопасности. 

Престижными были помещения на ул. Пекарской, Лычаковской, Е. Коновальца, Профессорской Колонии, а вот на ул. Т. Шевченко и Б. Хмельницкого поселялись преимущественно рабочие. Офицеров низших чинов, милиционеров селили преимущественно в общежитиях. Можно было приобрести квартиры у поляков, покидавших город. Последние, чтобы получить разрешение на выезд из Львова, должны были предоставить справку об отсутствии долга за жилищно-коммунальные услуги.

Служебное жилье и “уплотнение”

Львовяне получали ордера в жилищных управлениях при райсоветах. За выдачей ордеров следил Жилищно-квартирный отдел, который впоследствии сам начал выдавать ордера. Ордер считался действительным в течение 30 дней после выдачи. Владелец такого документа в течение этого срока должен был заселиться в квартиры, а ордер передать на хранение в жилищно-эксплуатационную контору (домоуправу).

При распределении жилья было много злоупотреблений, поскольку ордера могли выдавать вне очереди знакомым лицам. По закону ордера должны были предоставляться на свободную площадь, однако на практике было совсем иначе. Чиновники буквально продавали ордера на квартиры за взятки. В одних руках могли оказаться несколько ордеров. Случался подлог ордеров жителями квартир. Фиксировались даже вооруженные конфликты между лицами, самовольно заселявшими квартиры и лицами, имевшими ордер.

Львовяне могли получить жилье от предприятия или учреждения, на котором работали. Квартиры охотно предоставляли инженерно-техническим работникам, ученым. Были случаи, когда учителя школ были вынуждены поселятся с семьями в помещении школ. С ноября 1946 г. во Львове была введена очередь на жилье.

Имело место “уплотнение”, когда к семьям, проживающим в многокомнатных квартирах, подселяли другие семьи, превращая дома в коммунальные квартиры. Владельцы квартир, чтобы уберечься от “квартирантов”, приписывали у себя родственников и даже знакомых. Уплотнения избегали руководители предприятий, партийцы и ученые.

Имущество

Имущество лиц, покинувших город перед вступлением Красной Армии считалось государственной собственностью. За охрану вещей отвечали домовладельцы и даже дворники. Мебель вывозили на специальные склады. Оставшееся в квартирах имущество оценивали специальные оценщики. Если человек вселялся в квартиру, где уже была мебель, то должен был заплатить за нее средства. Если же человек переезжал в пустую квартиру, то мог приобрести мебель на складах.

Значительные масштабы приобрели кражи вещей, которые совершали как воры, так и рядовые лица. Небольшие предметы интерьера могли по почте отправлять своим родственникам в другие регионы СССР. Состоятельных мещан могли ограбить довольно хитрым способом – их на несколько дней арестовывали, а за отсутствием хозяина жилья его имущество быстро “исчезало”.

Типичный житель города 1940-х гг.

Многое можно было приобрести на Краковском рынке. Процветала уличная торговля, где каждая из улиц или площадей имела свою “специализацию”. Например, на одной улице продавали ткани, на другой – одежду. Время от времени стражи порядка устраивали облавы на стихийных рынках. На базарах, на улицах и площадях можно встретить много нищих.

Как прокормиться?

С сентября 1944 г. во Львове были введены карточки на хлеб. Вопрос с продовольственными продуктами был очень острым, учитывая послевоенную разруху. Продовольственные карточки подделывали, похищали. Частым было воровство домашних животных и птицы. Воровали овощи и фрукты из садов и приусадебных участков львовян. Продавали продукты питания по завышенным ценам. Качество хлеба, который был в продаже, желало лучшего.

Оперный театр

Цены на продукты питания в магазинах были выше, чем на базарах. Базаров в городе было девять. Львиная часть магазинов располагалась в центральной части Львова, а в окрестностях приобрести продукты питания. Довольно часто продавали просроченный товар. Даже наличие карточек на продукты питания не гарантировало, что их владелец мог приобрести товары, поскольку в городе был тотальный дефицит. Привычным явлением стали очереди.

Благополучие львовян

Согласно официальной статистике, почти 98% жилой площади Львова было оборудовано электрическим освещением, почти 90% домов имели водопровод и более 75% – газ. Власти запретили самовольно устанавливать железные печи и самовольно подключаться к газопроводу, поскольку опасались пожаров.

Проблемы с обогревом жилья в зимнее время приводили к тому, что среди детей была распространена смертность из-за осложнений, вызванных воспалением легких. Обогревали дома и древесиной, которая была в дефиците. Чтобы получить такое топливо, разбирали деревянные ограды вокруг домов, хозяйственные постройки. Отапливали бумагой, старой одеждой и даже резиной.

Новогодняя елка

Экономили электроэнергию (до мая 1945 г. соблюдали светомаскировку). Электроэнергию использовали только для освещения или приготовления пищи на электрических плитках. Утюги были на угле. Довольно часто освещали дома нефтяными лампами. Долгое время запрещали пользоваться радио, поэтому единственным источником информации стали газеты.

Костел Марии Магдалины

В дефиците было мыло, поэтому распространялась чесотка и кожные заболевания. Послевоенная разруха привела к тому, что значительно распространились в домах львовян тараканы, клопы, мыши и крысы.

Основным видом транспорта в послевоенном Львове был трамвай. Типичным явлением стали переполненные вагоны – в 1946 г. из 180 трамвайных вагонов курсировали всего 35.

Автобус ЗИС-16 был редким явлением 

До середины 1945 г. центральные улицы и площади города не освещали. Улицы плохо убирали, на многих из них было много мусора. Пришли в упадок парки.