5 февраля 2023

Несколько человек, два диктатора и один город: оборона Львова в 1939 году

Related

Он знал как считать “легочное сердце” и туберкулез – профессор Владимир Фрайт

Этому выдающемуся медику удалось пережить ад Второй мировой, получить...

 Выдающийся львовский стоматолог – Иван Готь

В 1992 г. кафедру стоматологии Львовского медицинского университета возглавил...

Борис Билинский – один из ведущих онкологов Украины

Ежегодно в Украине диагностируется более 200 тыс. случаев онкологии....

Как во Львове спасли новорожденного мальчика с редкой патологией

Львовские врачи спасли маленького Максима с врожденным заболеванием –...

Share

В исторической памяти украинцев немного ассоциаций, связанных с битвой за Львов в 1939 году. Тогда в городе около 1/3 населения составляли поляки. Поэтому и описывали сентябрьские события, прежде всего, польские историки. Подробнее о битве за Львов дальше на ilvivyanyn.com.

Внезапное нападение

До войны Львов не готовился: поляки не предусматривали боевых действий в Галиции. Авиационные и артиллерийские части покинули город в конце августа в рамках мобилизации. Осталось только командование 6-го корпуса и некоторые тыловые службы.

Немецкая авиация застала Львов врасплох. Это привело к большим потерям, потому что защищать небо над городом было некому. Немцы активно бомбили аэродром на Скнилове и железнодорожный вокзал. Генерал Войска Польского, один из руководителей обороны Львова Владислав Лянгнер приказал направить еще часть армии города в защиту Варшавы. Львов остался практически ни с чем.

Генерал Владислав Лянгнер

Признать начало войны смогли не сразу. Издание Dziennik pоlski назвало вторжение вермахта «войной нервов». Gazeta lwowska писала не лучше, убеждая народ в том, что ситуация на поле боя становится лучше с каждым днем. А это было всего 7 сентября! Отрадные новости звучали и на польских радиостанциях.

3 сентября Британия и Франция объявили войну Третьему Рейху. Тогда горожане собрались перед британскими и французскими консульствами, прося ударить по общему врагу. Однако союзники так и не ударили, потому Польша рассчитывала только на собственные силы.

9 сентября поляки попытались на реке Бзуре перехватить инициативу, однако это привело к оцеплению польских армий под Варшавой 16 сентября. Польские армии «Краков» и «Карпаты» начали отступление на юго-восток, к румынской границе. Немцы поставили себе задачу перехватить их любой ценой, а поскольку основные коммуникации проходили через Львов, битвы было не избежать.

Пивные вместо бомбоубежищ

Мест для защиты от налетов германской авиации во Львове не было. Особенности планировки улиц и своеобразная почва не давали возможности строить полноценные бомбоубежища. Жители вынуждены были скрываться от бомб в городских пивных с толстыми стенами. Собирались там как украинцы, так и поляки. Хотя такие хранилища не вызывали надежды, но переждать вместе было легче морально.

3 сентября польская зенитка сбила над Лычаковским кладбищем польский самолет. Одна из бомб попала в пивную, где все погибли. Газо- и водопровод были разрушены. Тогда львовяне выстроились в очереди у уличных насосов.

Как бы ни старались поляки с украинцами избежать национального вопроса, столкновения случались даже в таких опасных условиях, когда нужно было сплачиваться. Тогда митрополит Андрей Шептицкий издал обращение, в котором подчеркнул, что и у поляков, и у украинцев есть общий враг – немцы.

Первые бои

11 сентября Львов разделили на несколько секторов обороны, также пришло подкрепление из Стрыя, западные окрестности города оцепили оборонительными сооружениями. Стоит отметить, что покинувших город дезертиров было немало.

Командир немецкого 98-го полка Фердинанд Шернер возглавил механизированную группу, которая собиралась захватить Львов. Уже в 2 часа дня немцы прибыли с запада, а в 17 часов сломали польскую оборону. По Городоцкой группа Шернера попала в центр города. Защитники успели подготовить резервы, что вынудило немцев отступить за город и начать постепенную осаду. Гарнизоном Львова продолжал руководить Лянгнер, а всеми войсками в городе и близ него – генерал Франц Сикорский.

13 сентября немцы захватили самую важную позицию в лесопарке «Кортумова гора» – оттуда могли легко обстреливать город. Поляки попытались отбить гору, но этого не удалось. В этот же день под контролем немцев оказался железнодорожный вокзал, они успели окружить Львов еще и с севера. На следующий день был оцеплен юг. Ночью полякам удалось выгнать врагов с севера, а юг вермахт покинул сам.

16 сентября поляки пробили на севере еще больший коридор и соединились с кавалерией, благодаря чему получили необходимые боеприпасы. За это время немцы еще больше окружили «Кортумову гору».

Следует отметить, что словаки предоставили немцам возможность атаковать город со своей территории и даже сами участвовали в войне против Польши и бомбардировке Львова. Правда, бомбили… яблоками. Так словаки умудрились помочь львовским защитникам.

Приход красноармейцев

17 сентября поляки едва добились тактического успеха на севере, как всех ошеломила новость – наступление советских войск. Реакция поляков была понятна, а вот украинцев – неоднозначна. Осада Львова с отсутствием воды и электричества уже надоела горожанам. Они не понимали, почему должны страдать ради поляков, которые каждый раз все хуже к ним относились.

В тот день украинцы разделились на тех, кто ждал советских «освободителей»; тех, кто упаковывал вещи и бежал изо всех сил из города; и аморфного большинства, которое просто осталось наблюдать, что будет дальше, не желая покидать свой дом.

После обеда Лянгнер получил приказ не сопротивляться красноармейцам. Где-то в небе Львова появились советские самолеты. Сбрасывали с тех самолетов не бомбы, а листовки с призывом сложить оружие, перейти на их сторону, а офицеров, которые были против Красной Армии, призывали убивать.

До 24 сентября красноармейцы выбили с запада Украины большинство польских войск, помогая нацистам. 28 сентября состоялся общий красно-коричневый марш. Лянгнер сдаваться не собирался. В ночь на 18 сентября польские войска выбили немцев из 5 сел возле Львова.

19 сентября с севера во Львов проникла польская армия «Карпаты». В тот же день немцы преградили дорогу советским разведчикам, что заставило советского командира идти на прорыв. Немцы перепутали советские танки с польскими, и началось сражение.

20 сентября поляки отбили немецкую танковую атаку на западе, а у аэродрома даже организовали несколькочасовое контрнаступление. Однако это был последний успех…

Капитуляция

Вечером 20 сентября немцы прекратили наступление и уже готовы были оставить позиции, как договаривались в пакте Молотова-Риббентропа. Чтобы поляки и украинцы не поняли, что их уход был запланирован, вермахт приступил к усиленному артобстрелу, а еще для убедительности прислал переговорщика, предлагавшего полякам сдать Львов немцам, а не Красной Армии.

21 сентября на Лычакове проходили переговоры поляков с красноармейцами, в то время как немцы покинули окрестности Львова. В оборонном штабе возник вопрос, продолжать обороняться и стрелять в советских солдат или идти на прорыв в Румынию. Мэр города Станислав Островский сказал, что Львов сдавать не планирует. На это Лянгнер ответил:

«Я не могу идти против танков голыми руками».

Переговоры немецких и польских офицеров на Лычаковской рогатке (бывший пригород Львова)

Наконец комендант Лянгнер сдал Львов. 22 сентября был подписан протокол о сдаче Львова СССР. Однако, как можно было ожидать, советская сторона коварно нарушила условия протокола. Большинство польских офицеров отправили в плен, а затем – в братские могилы. Часть жандармов красноармейцы расстреляли прямо посреди Львова.

Красноармейцы во Львове, сентябрь 1939 г.

Как рассказал очевидец событий Остап Тарнавский «Історичній правді», население приняло «освободителей» по-разному: одни ждали их, другие относились с недоверием. Армия вошла в город в больших танках. Из них выходили старшины и начинали разговаривать с желающими…

Фото: “Історична правда”

.,.,.,.