8 декабря 2022

Казнь польских профессоров во Львове

Related

5 старейших памятников Львова

Большинство известных памятников появилось во Львове уже после обретения...

Как жили львовские евреи в княжеские времена и Средневековье

История львовских евреев начинается с момента основания города. Первые...

Легенды Львова: 10 мистических историй старого города

История Львова богата интересными событиями, связанными со знаменитыми фигурами....

Остап Лозинский – львовский иконописец, открывавший полякам украинскую культуру

Остап Лозинский – колоритная фигура художественной среды Львова. Он...

Спорт, концлагерь и базар: чем уникален львовский стадион «Торпедо»

В местности Клепаров, на улице Золотой, расположен многофункциональный стадион...

Share

 

С приходом нацистов во Львов, в июне 1941 г., первыми под удар попали евреи, деятели компартии, представители интеллигенции. Имущество репрессированных конфисковано, пишет ilvivyanyn.com.

Очередное преступление нацистов

Вопрос об уничтожении польской интеллигенции и ученых поднималось неоднократно после того, как Германия совместно с СССР поделили территорию Польши в сентябре 1939 г. Нацисты предпочитали уничтожать поляков на местах, а не направлять последних в концлагеря. Осенью 1939 г. нацисты арестовали более 180 польских ученых и часть пришлось освободить, из-за возмущения мирового научного сообщества. На момент вступления нацистов во Львов, в городе работало 200 профессоров (160 поляков), 62 из которых работали в Львовской политехнике и 52 во Львовском национальном университете им. И.Франко. Нацисты планировали казнить 25 профессоров, чтобы  напугать остальных, заставить их быть лояльными оккупационному режиму. Немцы обвиняли польских профессоров, которых собирались казнить, в сотрудничестве с большевиками. Например, в списках кандидатов в Советы депутатов трудящихся попали профессора Ян Ленартович, Стефан Банах, Ян Грек и другие. В советской и российской историографии бытует мнение, что расстрельные списки польских профессоров были составлены украинскими националистами. Исследователь А.Боляновский уверяет, что списки составляли представители немецкой службы безопасности, имея доступ к телефонным справочникам. Возможно, в составлении списков принимал участие переводчик Питер Николас ван Ментен, который был коллекционером произведений искусства, знал многих польских коллекционеров и после уничтожения последних просто стремился присвоить их имущество. Возможно к составлению списков были причастны этнические немцы Львова и руководитель главного управления по делам образования и науки правительства генерал-губернаторства Адольф Ватцке.

 Организатором уничтожения польских ученых стала оперативная команда “Б” полиции безопасности и СД под руководством доктора права, группенфюрера СС Отто Раша и оберфюрера СС Карла Шьонгарта. Была создана команда “Лемберг” в составе более 200 сотрудников полиции безопасности и службы безопасности. Команда прибыла в город 2 июля. Непосредственными участниками уничтожения польских профессоров были штандартенфюрер СС Франц Хайм, гауптштурмфюреры CC Ганс Крюгер и Курт Ставицки, унтерштурмфюрер СС Вальтер Кучманн, гауптшарфюрер СС Феликс Ландау и другие. Первым арестовали Казимира Бартеля, который не только был доктором математических наук, профессором Львовской Политехники, но и политиком (неоднократно возглавлял правительство), посещал Москву в 1940 г., чтобы его учебники переводили на русский язык. 

В ночь с 3 на 4 июля начались аресты других профессоров. Было арестовано 28 ученых, а вместе с членами семей арестованных и гостями квартир арестантов – более 50 человек. Арестованных допрашивали, применяли физическое насилие. Например был расстрелян на глазах у родителей сын доктора Станислава Руффа, у которого во время допроса случился эпилептический припадок. Польских ученых уничтожали группами, на Вулецких холмах. Ученых просто ставили у ям и расстреливали. Жертв не добивали, а засыпали землей, возможно среди расстрелянных были еще живые. Первыми уничтожили профессоров, которые стремились наладить советско-польское сотрудничество. Это были Станислав Мазур, Станислав Пилат и другие. Всего было казнено 45 человек, включая 23 профессоров. Среди убитых были заведующий кафедрой общей механики Львовской политехники доктор Казимеж Ветуляни, заведующий кафедрой инфекционных болезней домашних животных Львовского зооветеринарного института Эдвард Гамерский, профессор хирургической клиники Львовского мединститута доктор Генрик Гилярович, заведующий кафедрой хирургии Львовского мединститута доктор Тадеуш Островский и другие. Среди убитых были всемирно известные ученые – филолог Тадеуш Бой-Желенский, медик Антоний Цешинский, ректор “Львовской политехники” Каспар Вайгель и другие. 

Схема места, где убивали ученых

Уцелел только профессор Юзеф Стефан Гроер, который имел немецкие корни. 26 июля в тюрьме на Лонского был убит Казимир Бартель. В октябре 1943 г., специальная команда №1005 под командованием гауптштурмфюрера СС Вальтера Шаллока (состояла из евреев) выкопала останки польских ученых и сожгла останки в Кривчицком лесу. Немцы грабили дома профессоров, вывезли или уничтожили результаты их научной работы.

Кто ответил за страшное преступление?

В мае 1946 г. был повешен Карл Шьонгарт, но не в связи с событиями во Львове, а за казнь британских парашютистов в ноябре 1944 г. Кучманн бежал в Аргентину, жил под вымышленной фамилией, был в 1985 г. схвачен Интерполом и в следующем году скончался в больнице. Крюгер получил пожизненное заключение (не за расстрелы во Львове), в 1986 г. был освобожден, умер в возрасте 78 лет. Ставицки жил в ФРГ, к уголовной ответственности не привлекался. Ландау получил пожизненное заключение, вел дневник в котором записывал детали казни ученых. Этот дневник стал весомой доказательной базой против военного преступника.

 Звучали обвинения по уничтожению польских профессоров бойцами батальона “Нахтигаль”, однако украинские историки (и даже российский исследователь Борис Соколов) утверждают, что нет никаких документальных подтверждений этому. Суд ГДР в 1960 г. обвинил в расстрелах польской интеллигенции лично командира батальона, обер-лейтенанта Теодора Оберлендера. Суд ФРГ не вынес аналогичного решения. В СССР в 1960-е гг. проходила кампания, целью которой было доказать причастность украинских националистов к преступлениям нацистов. Власть “нашла” свидетелей, бывших членов ОУН, которые давали показания против “Нахтигаля”, однако никаких документов представлено не было. Часть польских историков сегодня говорят о причастности к преступлениям украинских националистов. Даже в 2011 г. член Института национальной памяти Польши, историк Петр Лисаковский тоже обвинял украинскую сторону. Вопрос, как и события на Волыни 1943 г. и другие, к сожалению, политизирован.

В 2011 г. на месте расстрелов ученых был установлен памятник – арка смонтированная из пяти кубов с изображением римских чисел (10) – согласно заповедям Божьим. Над проектами работали украинские скульпторы Олег Трофименко и Дмитрий Сорокевич, польский художник Александр Слива.

Памятник установленный на месте расстрелов польских ученых

.,.,.,.