2 июля 2022

“Буря” 1944 г. во Львове

Related

Современный львовский поэт и ученый – Назар Федорак

Назар Федорак – украинский поэт, переводчик, литературовед, исследователь древней...

Деятельность Школьного львовского театра УКУ «На Симоновых столбах»

Школьный Театр УКУ "На Симоновых столбах" – это единственный...

«Батькивская Хата. Homestead» на Львовщине – проект об украинской культуре

«Батькивская Хата. Homestead» – это украино-американский проект, призванный донести...

Share

 

 В июле 1944 г. в результате Львовско-Сандомирской наступательной операции, войска 1-го Украинского фронта овладели Львовом. В советской историографии почти нет упоминаний о том, что активное участие в боях за Львов принимали бойцы Армии Крайовой, пишет ilvivyanyn.com.

Накануне решающего броска

Лето 1944 г. стало настоящим кошмаром для Третьего Рейха. 6 июня, после длительной подготовки, на побережье Нормандии высадились дивизии союзников, открыв Второй фронт. На территории Белоруссии советские войска смогли провести масштабную операцию “Багратион”, воспользовавшись тем, что львиную долю своих бронетанковых сил на Восточном фронте Германия концентрирует на Украине. Одновременно с наступлением в Белоруссии, советское военное командование решило нанести удар в Западной Украине, ворваться на юг Польши. Немецкие генералы планировали любой ценой не допустить этого. Для проведения Львовско-Сандомирской операции выделялись силы 1-го Украинского фронта маршала Ивана Конева – 11 армий (включая три танковые и воздушную), два конно-механизированные корпуса. Ударная группировка насчитывала более 1,2 млн. чел,более 14000 орудий и минометов, 1578 танков и 463 САУ.

Советским войскам противостояли дивизии группы армий “Северная Украина” генерал-полковника Йозефа Харпе – более 900 тыс. чел., 900 единиц бронетехники, 6300 пушек и минометов. Немцы решили также применить новую оборону тактику – тактику “оборонных зон” (одним из разработчиков стратегии был генерал-полковник Эрхард Раус – командующий 1-й танковой армии), которая не предусматривала строительства мощных фортификаций. В случае наступления врага, немецкие войска должны были отступить вглубь обороны и наносить контрудары, маневрируя на поле боя. Немцы плотно минировали местность. Только перед фронтом 1-й танковой армии было выставлено 160 тыс. противопехотных и 200 тыс. противотанковых мин. Немецкие войска не планировали превращать Львов в мощный форпост, навязать оппонентам ожесточенные уличные бои. Генералы Третьего Рейха рассуждали, что смогут остановить Красную Армию восточнее Львова, на подступах к городу

Силы Армии Крайовой во Львове

   Накануне советского наступления, во Львове действовало несколько ячеек  Движения Сопротивления, которые не смогли найти понимание между собой, выступить единым фронтом против Третьего Рейха. В городе действовали ячейки ОУН-УПА, еврейские и советские подпольщики, подразделения Армии Крайовой (АК). Последняя была создана в 1942 г. и действовала на территориях, входивших в состав Речи Посполитой до 1939 г. АК выполняла указания польского миграционного правительства, находившегося в Лондоне и рассматривала своими главными союзниками страны Запада (США, Великобританию, Францию). По подсчетам польских историков, летом 1944 г. АК по численности достигла пика – в ее рядах находилось более 350 тыс. бойцов. Организация АК строилась по территориально-административному принципу – обшар, округ, обвод, инспекторат.

Львовский обшар АК возглавлял полковник Владислав Филипковский. Офицер происходил из  шляхетской семьи, учился на юридическом факультете университета имени И.Франко, на машиностроительном факультете “Львовской Политехники”.

 В годы Первой мировой войны воевал в составе австро-венгерской армии в Карпатах, на Буковине и Волыни, против российских войск. С 1921 г. начал службу в 1-м артиллерийском полку, дослужившись в 1927 г. до командира этого подразделения. В 1938 г. Филипковский возглавил 16-ю пехотную Поморского дивизию, а с июля 1939 г. – 1-ю пехотную дивизию (Вильнюс). В сентябрьской кампании 1939 г. подразделения Филипковского бились с частями 27-й пехотной дивизии Вермахта вблизи Янова Любельского, затем бойцы Филипковского сложили оружие перед частями 14-й кавалерийской дивизии Красной Армии. Полковника доставили во Львов, но он сбежал и прибыл в оккупированную Варшавы, вступил затем в ряды АК. 1 августа 1943 г. Филипковский возглавил Львовский обшар АК. Еще в январе 1944 г. главнокомандующий АК, генерал Тадеуш Бур-Комаровский, издал приказ, по началу проведения операции “Буря”. Операция заключалась в масштабных диверсиях в тылу немецких войск и массовых восстаниях, с целью взятия под контроль территории Польши в границах 1939 г. Поляки знали о приближении с Востока советских войск и с помощью “Бури” должны были заявить советской власти, что на польских землях действуют силы польского миграционного правительства. Согласно распоряжениям главнокомандующего АК, поляки могли тактически взаимодействовать с Красной Армией, нанося удары по немцам и украинским националистам. По подсчетам польских исследователей, по состоянию на март 1944 г. во Львове действовало до 3000 бойцов АК. По состоянию на март 1942 г. на складах польских подпольщиков было более 1600 винтовок, 144 пулемета, 240 пистолетов. Поляки покупали оружие у венгерских и итальянских военнослужащих, достаточно часто прятали оружие в подземельях костелов. По данным историков, Филипковский, один из немногих польских офицеров, в феврале 1944 г. подписал соглашение с УПА о взаимном признании Польского и Украинского государств, провозглашая совместными врагами Германию и СССР. Но несмотря на то, поляки приступили к ликвидации формирований УПА возле Львова. Например 11 июня поляки (силами 500 бойцов) атаковали село Шоломыя, используя зажигательные пули и гранаты. По данным польской стороны, в деревни было уничтожено 96 гайдамаков (украинских националистов), 55 хозяйств.

Немцы покидают город

Советская авиация еще с апреля 1944 г. начала бомбить основные стратегические объекты города. Вследствие мощных бомбардировок 1-2 мая погибли сотни человек, было разрушено 340 зданий, а жители города остались без электроэнергии, водо- и газоснабжения. 9 мая оккупационная власть дала разрешение на эвакуацию населения города. 13 июля советские войска начали наступление. Немецкие войска не смогли сдержать Красную Армию восточнее города. 18 июля Львов покинула администрация губернатора, гестапо, СД и другие структуры. К Львову приближались две танковые армии – 3-я гвардейская (генерал-полковник Павел Рыбалко) и 4-я (генерал-полковник Дмитрий Лелюшенко), которые имели задачу взять город в клешни, окружить врага. 3-я гв. танковая армия, наступавшая севернее Львова, в начале операции насчитывала 310 Т-34, 6 легких танков, 5 британских “Валентайнов”, 60 самоходок СУ-57, 66 Су-76, 37 Су-85, 42 тяжелых танка ИС-2 и даже трофейную “Пантеру”. В составе 4-й танковой армии, атаковала с юга, было более 430 танков и САУ, включая 255 Т-34 (107 с 85-мм пушкой), 20 ИС-2, 3 СУ-85, 9 “Валентайнов”.

Если говорить о немецких подразделения в городе, по по данным советской разведки во Львове насчитывалось более 8000 военнослужащих Вермахта – подразделения 8-й танковой дивизии, 1070-го пехотного полка (68-я пд), 915-го пехотного полка (349-я пд), 101-го горно-стрелковой дивизии, 500-го штрафного батальона, охранных батальонов, прочие. Но даже несмотря на небольшую численность, немцы могли нанести советским частям ощутимые потери в уличных боях. Немцы установили на улицах города много мин, противотанковые ежи, баррикады, заграждения из колючей проволоки. На перекрестках улиц, в засадах, находились танки и самоходки. На чердаках караулили бойцы с противотанковыми гранатометами и пулеметами. По данным советской разведки, враг сумел создать крепкую оборону на восточных окраинах Львова, на участке Винники-Кривчицы, где были вырыть три линии траншей, глубокие окопы, а все подходы – заминированы. Болотистая местность и леса не позволяли танкам маневрировать.

Подразделения 4-й танковой армии, а именно – 10-й гвардейский танковый корпус, начали бои на окраинах города вечером 21 июля. Советские войска вышли на ул. Зеленая и на Сихов. Для ведения уличных боев были сформированы штурмовые группы. В состав каждой такой группы входили: взвод автоматчиков, батальон Т-34 и 2-3 ИС-2. 28-й кг снаряд последних был “весомым аргументом” против фортификаций и любой вражеской бронетехники. Советским подразделениям не хватало пехоты. Здесь и пригодились бойцы АК, которые прекрасно знали город. 22 июля бой в окрестностях Львова продолжались, советские танкисты записали на свой счет несколько танков противника, потеряв несколько Т-34.

Начало “Бури”

 23 июля подразделения АК приступили к выполнению плана “Буря”. Штаб АК находился в доме №27 по ул. Кохановского. Львовские аковцы входили в состав 5-й пехотной дивизии подполковника Стефана Червинского и 14-го полка уланов майора Драгана Сотировича – офицера югославской армии, сербского четников, который присоединился к АК.

Так, немецкие позиции в районе Пасек атаковали подразделения 3-го эскадрона 14-го полка уланов, которых поддерживали советские бронемашины. Части 14-го полка вели бои с немецкими войсками также вблизи Винник, попали под удары советской авиации. Согласно утверждениям польских историков, аковцы защищали правый фланг советских войск от ударов немецких подразделений, которые прорывались с Бродовского котла. Если рассматривать советские карты, то в указанном секторе действовала 29-я гвардейская мотострелковая бригада (29-я гв. мсбр) полковника Андрея Ефимова. По состоянию на 14 июля она насчитывала 3187 чел.,  9 76-мм и 6 45-мм пушек, 35 минометов, 45 станковых пулеметов, 69 ПТР, прочее.

Схема размещения подразделений 4-й танковой армии во Львове по состоянию на 1944 г.

Польские историки утверждают, что аковцы взяли под контроль Главную Почту, вели бои на ул. Пекарской, на улице подвальной смогли ликвидировать пулеметную позицию немцев. Аковцы также вели бои в районе парка Костюшко и Оперного театра, совместно с советскими войсками ликвидировали пулеметную точку и противотанковую пушку на углу ул. Жолкевской. Проводник АК смог провести советских корректировщиков через канализацию к площади Стрелецкого, где они могли направлять огонь танков и артиллерии.

Гибель Марченко

 Интересными были бои, которые происходили за Ратушу. Согласно официальной советской историографии, красный флаг над Ратушей установил советский танкист Александр Марченко, который сражался в составе экипажа танка “Гвардия” (63-я гвардейская танковая бригада полковника Михаила Фомичева). Марченко получил ранения и скончался. Сам танк “Гвардия” был уничтожен на улице Кривоноса, когда направлялся на Высокий Замок – оттуда немецкие САУ “Хуммель” вели обстрел советских войск.

Фрагмент наградного листа А.Марченко

Если далеко не углубляться в работы польских историков, а посмотреть обычную статью о боях за Львов 1944 в польской редакции «Википедии», то можно прочесть информацию, согласно которой бойцы взвода подхорунжего Станислава Ропушинского из состава 19-го пехотного полка (Франтишек Маурер, Франтишек и Ричард Ожеховские) вывесили на здании Ратуши польский, английский и американский флаги. Аковцы подняли польские флаги на здании Шпрехера (ул. Академическая), Львовской Политехнике, и др. В здании Политехники был открыт госпиталь АК. По одной из версий Марченко сбил польский флаг,  мог получить пулю от бойцов АК. Похоронен А.Марченко во Львове на Холме Славы.

Могила А.Марченко на Холме Славы

Аковцы ведут бои за Львов

По данным польской стороны, аковцы вели бои с немецкими войсками и в западной части города. Здесь действовало 1200 бойцов под командованием капитана Яна Козика. Поляки смогли отбросить немцев на линию ул. Лещинского-Городецкая. 24 июля аковцы попытались захватить Кортумовую Гору, однако были отброшены немцами. Немцы также выбили поляков из Левандовки. Часть аковцев отступила даже к центру города. Чтобы исправить ситуацію, Филипповский отправил на ул. Городоцкую подразделения капитана Яна Кароля Осиовского.

Бойцы АК

В южном секторе города действовало только 540 бойцов (11 взводов). В этом секторе не было значительных боев с немцами. Поляки после кратковременной перестрелки захватили Цитадель со складом стрелкового оружия. Взвод из состава сил поручика Бородея вел бои вблизи улицы Городецкой.

Северный сектор Львова был хорошо укрепленным. Немцы отчаянно защищали его. Немецкие позиции штурмовали более 730 бойцов капитана Марьяна Энджейовского. Взвод поручика Збигнева Бориславского захватил здание газзавода, захватив в плен немцев, которые находились там. Поляки отбили также несколько контратак врага. Согласно данным польской стороны, северный сектор был освобожден поляками, без особых усилий со стороны Красной Армии.

 26 июля полковник Филипковский и другие офицеры АК встретились с офицерами Красной Армии. Были достигнуты договоренности, что будет перевооружена 5-я пехотная дивизия АК, которая примет участие в дальнейших боях. В ночь с 27 на 28 июля советские войска очистили от немцев Кортумовую Гору и Львов оказался под контролем Красной Армии. 

Подразделения Красной Армии на улицах Львова. Июль 1944 г. 

Советским военнослужащим предстояло еще проводить разминирование. Только в секторе действий 29-й гв. мсбр было обезврежено более 650 мин и фугасов. Кстати, бригада понесла наибольшие потери среди всех советских подразделений, которые штурмовали Львов – более 400 чел. (более 100 убитыми), две 45-мм пушки, миномет.

Провал “Бури”

В ночь с 28 на 29 июля состоялось заседание, в котором принимали участие Филипковский, полковник Генрих Погоский, окружной делегат польского правительства Адам Островский. Был одобрен проект соглашения, который полковник Филипковский должен был передать генералу Михалу Жимерскому – главнокомандующему просоветского Войска Польского. Филипковский с другими офицерами АК был арестован в Житомире, находился в разных тюрьмах СССР и был освобожден в 1947 г. Его сын погиб во время Варшавского восстания.

Арестованы были также офицеры АК, которые собрались во Львове на совещании с советской стороной. Сначала в штабе АК собралось около 30 представителей АК.  Должен был присутствовать и начальник штаба 1-го Украинского фронта, генерал-лейтенант Семен Иванов. Один из советских офицеров сказал, что генерал очень занят, не сможет прибыть в штаб АК, зато приглашает поляков к себе, в здание Дворец Бесядецких (площадь Галицкая). За аковцами прибыли “виллисы”. Польских делегатов доставили в здание. Поляков пригласили в большую комнату на первом этаже, в которую вело несколько дверей. В комнате, в форме подковы, были установлены письменные столы. У стен, на стульях, сидели более 30 советских офицеров. В зал вошел советский полковник, сел за письменный стол, расположенный по центру комнаты. Полковник пригласил аковцев занять места за столами. Когда представители АК оказались за столами, полковник попросил сделать доклад старшему из делегатов. Майор Стасевич заявил, что присутствующие в зале польские офицеры представляют службы и боевые части Армии Крайовой, которая хочет воевать против Германии вместе с Красной Армией. Когда он закончил, советский полковник попросил его повторить отчет еще раз. Немного растерянный, майор Стасевич повторил все с самого начала. Затем полковник встал, открыл ящик стола, достал два пистолета и прокричал: “Руки вверх!”. Сзади к полякам подошли советские офицеры и начали заламывать аковцам руки. Далее в зал вошли автоматчики. Полякам провели личный обыск и арестовали. АК передало контрразведке 1-го Украинского фронта сведения о немецких агентах гестапо города Львова, о лицах, сотрудничавшими с немецкой администрацией.

  Согласно официальным данным, в боях за Львов погибли более 30 бойцов АК, а еще более 120 получили ранения. Украинские историки отмечают, что поляки провели “зачистку” украинских националистов во Львове – одних казнили, а других – передали советским силовикам. По разным данным, было убито от 300 до более 700 украинских. Довольно часто жертвами становились представители интеллигенции, общественные деятели. Поляки отмечали двери домов таких лиц, и если владелец дома не успел исчезнуть – его ожидала печальная судьба.

 Операция “Буря” провалилась. Особенно трагической она стала для Варшавы, которую немцы фактически разрушили. Волынь, Галиция и другие украинские земли отошли к УССР. Польша так и не смогла восстановиться в границах 1939 г.